Книга ориентирована не только на читателя-специалиста. Она доступна студенту, ученому, занимающемуся общественными науками, или обычному читателю, который хочет разобраться в психологических проблемах современного человека - страница 40


 

 

2. Ниже, обсуждая взаимосвязь феномена тревоги и обеднения личности, мы увидим, что человек, подавляющий свою тревогу, подавляет также свои творческие способности. Это обедняет личность. Но обратное утверждение, — что чем чаще человек испытывает тревогу, тем большими творческими способностями он обладает, — не всегда оказывается верным (см. главу 11).

 

 

3. Ход мыслей Лиделла, который привел его к такому умозаключению, очень близок к ходу мыслей Салливана, а также имеет много общего с представлениями Фрейда и Маурера.

 

 

4. John B. Watson, Behaviorism (New York, 1924).

 

 

5. A. T. Jersild, Child psychology (New York, 1940), стр. 254.

 

 

6. A. T. Jersild and E. B. Holmes, Children’s fears (New York, 1935), стр. 5.

 

 

7. См. Jersild, Child psychology, op. cit., стр. 255.

 

 

8. Jersild, op. cit., стр. 255.

 

 

9. См. George Engel, Psychological development in health and disease (Philadelphia, 1962), где приводится цитата из Renе Spitz, Anxiety: its phenomenology in the first year of life.

 

 

10. Jersild, op. cit., стр. 256. Являются ли на самом деле подобные реакции, которые Джерсильд называет “страхами” (например, опасения, связанные с социальным соревнованием), страхами или тревогой? На этот вопрос можно ответить лишь при изучении конкретной ситуации. Клинические исследования показывают, что интрапсихический конфликт может проецироваться на окружающую среду, и тогда возникает тревога; распространенным примером такого рода являются фобии. Этот процесс предполагает не только достаточно высокий уровень зрелости, но также и специфическое обучение и сложную систему переживаний.

 

 

11. Для данного исследования были опрошены 398 детей от пяти до двенадцати лет. См. A. T. Jersild, F. V. Markey, and S. L. Jersild, Children’s fears, dreams, wishes, daydreams, pleasant and unpleasant memories (New York, 1933).

 

 

12. Jersild and Holmes, Children’s fears, op. cit., стр. 328.

 

 

13. Ibid., стр. 308.

 

 

14. См.и стр. 114.

 

 

15. Джерсильд продолжает: “Например, ребенок боится, что его покинут; всякий раз, когда мать ненадолго покидает дом, у него возникает страх. Этот страх можно связать с другими симптомами, которые впервые возникли при появлении в доме нового младенца. При таком состоянии конкретные проявления страха могут уменьшаться в ответ на попытки родителей успокоить ребенка, но затем появляются новые страхи, — например, боязнь спать в темной комнате, — если сохраняется стоящее за этим страхом чувство неуверенности”. Child psychology, op. cit., стр. 274.

 

 

Приведу один подлинный случай: мальчика трех лет отправили на ферму к бабушке и дедушке, потому что его мать должна была скоро родить. Мать родила двойню и, когда она приехала к мальчику, у того появился сильный “страх”, объектом которого был трактор. Родители обратили внимание, что из-за своего “страха” мальчик все время старался быть около них, как бы ища защиты от трактора. Родители полагали, что настоящей причиной “страха” было ощущение одиночества и ненужности, возникшее у мальчика в результате разлуки с родителями и появления двух новорожденных. Поэтому они не обращали внимания на “страх трактора” и все свои усилия посвятили тому, чтобы мальчик мог преодолеть чувство отчужденности. Вскоре страх перед трактором исчез. Если бы родители исходили из гипотезы, что это действительно страх перед трактором, не исключено, что они могли бы помочь мальчику освободиться от страха. Но, если верно предположение родителей о том, что данный страх скрывал за собой тревогу, в этом случае “страх” просто переключился бы на новый объект.

 

 

16. Jersild, Child psychology, op. cit., стр. 274.

 

 

17. Jersild and Holmes, op. cit., стр. 305. Данные нескольких исследований показали, что общий, если не главный страх детей школьного возраста — это страх не справиться с учебой. Кроме того, согласно тем же исследованиям, подобный страх, как правило, неадекватен реальной ситуации в школе, и ребенок сильно преувеличивает вероятность неудачи.

 

 

18. См. следующую главу о концепциях Фрейда, Салливана и др.

 

 

19. Фобии являются наиболее яркой иллюстрацией приведенной нами гипотезы. На первый взгляд, фобия напоминает страх перед конкретным объектом, но глубокий анализ открывает, что тревога фокусируется на одном объекте для того, чтобы человек не переживал тревогу в других сферах. См. случай маленького Ганса, пятилетнего мальчика с фобией лошадей, и анализ Фрейда. Фрейд указывает, что фобия Ганса явилась следствием перемещения тревоги, касавшейся взаимоотношений мальчика с родителями.

 

 

20. Hans Selye, The stress of life (New York, 1956), стр. 55—56. См. также стр. 311.

 

 

21. Selye, op. cit., стр. vii.

 

 

22. Ibid., стр. 66. Грегори Бейтсон ставит под вопрос правомочность использования термина “энергия” как в биологии, так и в психологии. Он пишет: “Уместнее было бы говорить о недостатке энергии, который ограничивает поведение, поскольку у человека, лишенного пищи, поведение в конечном итоге сходит на нет. Но даже и это не всегда верно: амеба, лишенная питания, на какое-то время становится более активной. В данном случае расход энергии и ее приток находятся в обратной зависимости”. Gregory Bateson, Steps to an ecology of mind (New York, 1972), стр. xxii.

 

 

23. Charles Spielberg, Anxiety: current trends in theory and research, (New York, 1972), II, стр. 345.

 

 

24. Bourne, Rose, and Mason, Urinary 17-OHCS levels, Arc. Gen. Psych., июль 1967, 17, стр. 109.

 

 

25. Hans Selye, Stress and distress (Toronto, 1974).

 

 

26. M. K. Opler, Culture, psychiatry and human values (Thomas, 1956), стр. 67.

 

 

27. Я хочу выразить благодарность моей сотруднице, доктору Джоан Купер, которая помогла мне в работе над этим разделом.

 

 

28. Spielberg (ed.), Anxiety: current trends in theory and research, vol. I and II. Irwin Sarason and Charles Spielberg, (eds.), Stress and anxiety (New York, 1966), Vols. I-IV. Charles Spielberg, Anxiety and behavior, (New York, 1966).

 

 

29. Richard Lazarus and James Averill. Emotion and cognition: With special reference to anxiety, в книге Anxiety: current trends in theory and research, vol. II, стр. 241—283.

 

 

30. Seymour Epstein, The nature of anxiety with emphasis upon its relationship to expectancy, в книге Anxiety: current trends in theory and research, vol. II, гл. 8.

 

 

31. См. выше в данной главе мои замечания об отличии термина “стресс” от термина “тревога”.

 

 

32. Walter D. Fenz, Strategies for coping with stress, в книге Stress and anxiety, vol. II, стр. 305—335.

 

 

33. Seymour Epstein, Anxiety arousal and the self-concept, в книге Stress and anxiety, vol. III, стр. 185—225.

 

 

34. Op. cit.

 

 

35. Epstein, op. cit., стр. 223.

 

 

36. Charles Spielberg, Current trends in research and theory on anxiety, в книге Anxiety: current trends in theory and research, vol. I, стр. 10.

 

 

37. Normann Endler, A person-situation-interaction model for anxiety, в книге Stress and anxiety, vol. I, стр. 145—162.

 

 

38. H. D. Kimmel, Conditioned fear and anxiety, в книге Stress and anxiety, vol. I, стр. 189—210.

 

 

39. Yona Teichmann, The stress of coping with the unknown regarding a significant family member, в книге Stress and anxiety, vol. II, стр. 243—254.

 

 

40. О книге Роберта Лифтона см. главу 1.

 

 

41. Charles Ford, “The Pueblo incident: psychological response to severe stress”, в книге Stress and Anxiety, Vol. II, стр. 229—241.

 

 

42. Richard Lynn, National differences in anxiety, в книге Stress and anxiety, vol. II, стр. 257—272.

 

 

43. D. B. Coates, S. Moyer, L. Kendall, and M. G. Howart, Life event changes and mental health, в книге Stress and Anxiety, Vol. III, стр. 225—250.

 

 

44. O. H. Mowrer, A stimulus-response analysis of anxiety and its role as a reinforcing agent, Psychol. Rev., 1939, 46:6, 553—65.

 

 

45. Ibid., стр. 555.

 

 

46. Anxiety-reduction and learning, J. exp. Psychol. 1940, 27:5, 497—516.

 

 

47. См. N. E. Miller and John Dollard, Social learning and imitation (New Haven, Conn., 1941).

 

 

48. См. O. H. Mowrer, Preparatory set (expectancy) — some methods of measurement (Psychol. Monogr., 1940), No. 233, стр. 39, 40.

 

 

49. Я бы скорее назвал реакцию подопытных животных страхом, и, по-видимому, так же поступил бы и сам Маурер, если бы опирался на свои последние представления.

 

 

50. См. неопубликованную лекцию Маурера “Теории тревоги Фрейда”, прочитанную в Йельском институте человеческих взаимоотношений в 1939 году.

 

 

51. O. H. Mowrer, A. D. Ullmann, Time as a determinant in integrative learning, Psychol. Rev., 1945, 52:2, 61—90.

 

 

52. В других местах этой книги отличительные качества человека описываются с помощью таких утверждений: (1) человек есть млекопитающее, которое для своего существования использует символы, и (2) человек есть историческое млекопитающее, в том смысле, что он способен осознавать свою историю. Таким образом, мы представляем собой не только продукт истории (как все животные), но в той или иной степени, в зависимости от осознания истории, можем действовать по отношению к истории избирательно, можем приспосабливаться к одним ее аспектам и корректировать другие. В какой-то мере мы сами создаем историю, а также свободно и сознательно используем ее для своего развития. Эти же две отличительные особенности человека выделяет Кассирер, см. Ernst Cassirer, An essay on man (New Haven, Conn., 1944).

 

 

53. O. H. Mowrer, op. cit., стр. 223.

 

 

54. В свете этих идей Маурера можно рассмотреть вопрос о том, не следует ли считать тревогу своего рода влечением. Тот факт, что тревога действует подобно влечению, влечению “вторичного” характера, не подлежит сомнению, о чем говорят многие представители психологии обучения (Миллер и Доллард, Саймондс и др.). Ослаб­ление интенсивности тревоги, как и снижение интенсивности других влечений, является наградой и подкрепляет обучение. Но, строго говоря, поведение, которое по преимуществу направлено непосредственно на снижение тревоги, является приспособительным, но не интегративным. Как мне представляется, такое обучение подобно “обучению” невротическим симптомам. На это же указывал Гольдштейн, утверждая, что любая деятельность, направля­емая тревогой (когда главным мотивом является снижение интенсивности тревоги), характеризуется навязчивостью, потерей свободы и неумеренным акцентированием отдельных аспектов. И, продолжает он, “...когда такие действия не спонтанны и не выражают свободу личности, а являются только продуктами тревоги — это всего-навсего ложные ценности личности ”. (См. главу 3).

 

 

55. Mowrer, op. cit.

 

 

56. Mowrer, op. cit.

 

 

57. Ibid.

 

 

58. Ibid.

 

 

59. Ibid.

 

 

60. Ibid.

 

 

61. Ibid.

 

 

62. O. H. Mowrer, Anxiety, глава из книги Learning theory and personality dynamics (1950).

 

 

63. Soren Kierkegaard, The concept of dread, trans. Walter Lowrie (Princeton, N.J., 1944), стр. 38.

 

 

64. В предыдущих главах мы описывали замечательные психосоматические исследования, в которых использовались физиологические, неврологические и психологические методы и изучение истории болезни, где сочетались клинические и экспериментальные подходы. Изучение случая Тома, которое по объему составляет целую книгу, также можно отнести к категории многоуровневых исследований. Я хочу лишь добавить, что такие исследования дали ценные для понимания тревоги результаты, потому что исследователи могли: (1) изучать как субъективные, так и объективные факторы; (2) целостно изучать каждого человека в его жизненной ситуации; (3) проводить свое исследование в течение достаточно длительного времени.

 

 

65. Я поставил эти слова в кавычки, поскольку не верю в то, что человек может обладать подлинной автономией без сопутствующей ответственности.

 

 

К главе 5

 

 

1. См. Thomas Mann, Freud, Goethe, Wagner (New York, 1937).

 

 

2. The problem of anxiety, trans. H. A. Bunker (New York, 1936), стр. 111.

 

 

3. New introductory lectures in psychoanalysis (New York, 1965), стр. 81.

 

 

4. Introductory Lecture on Psychoanalysis, стр. 395. За исключением этого краткого указания на отличие страха от тревоги, Фрейд практически не уделяет внимания проблеме страха — ни в главе, посвященной тревоге, в “Лекциях по введению в психоанализ”, ни в более поздней работе “Проблема тревоги”. Все так называемые врожденные страхи из списка, составленного Стэнли Холлом, Фрейд относит к фобиям, которые по определению представляют собой невротическую тревогу. В книге Хили, Броннера и Бауерса “Структура и смысл психоанализа” описывается отличие реального страха от невротического, что соответствует представлениям Фрейда о различиях между нормальной и невротической тревогой. Реальный страх, как там написано, есть реакция на объективную опасность, а невротический страх — это “страх перед требованиями импульсов”. Фрейд, как утверждают авторы книги, считал, что “три вида детских страхов, свойственных практически всем детям”, — страх остаться одному, боязнь темноты и боязнь незнакомцев — рождаются из “бессознательного страха Эго по поводу потери защищающего объекта, то есть матери”. Это утверждение совпадает с определением источников тревоги у Фрейда. Очевидно, что в данном случае слова “страх” и “тревога” взаимозаменяемы, хотя страхом чаще называют специфические формы тревоги.

 

 

5. Ibid., стр. 394.

 

 

6. Ibid., стр. 395.

 

 

7. Ibid., стр. 401—2.

 

 

8. The problem of anxiety, стр. 51—52.

 

 

9. Introductory lectures, стр.403—4.

 

 

10. Ibid., стр. 409.

 

 

11. Ibid., стр. 407. Ср. Rene Spitz, глава 4, стр. 90.

 

 

12. Ibid., стр. 410.

 

 

13. New introductory lectures, стр. 85.

 

 

14. The problem of anxiety, стр. 80.

 

 

15. New introductory lectures, стр. 86.

 

 

16. The problem of anxiety, стр. 22.

 

 

17. New introductory lectures, стр. 86. Если бы маленький Ганс просто боялся наказания со стороны отца (внешняя опасность), Фрейд не мог бы назвать его тревогу невротической. Далее приводится описание нескольких случаев, когда пациент (Луиза, Бесси и др.) способен реалистично оценить действие своих родителей. Это пример объективной тревоги, если воспользоваться терминологией Фрейда. Невротический элемент появляется в том случае, когда Эго видит опасность со стороны инстинктивного стремления (например, враждебное отношение Ганса к отцу). Сейчас хорошо известно, что инстинктивное стремление легко может стать для человека эквивалентом внешней или объективной опасности. Если ребенка наказывают за враждебное отношение к родителю, он начинает испытывать тревогу всякий раз, когда внутри него поднимаются агрессивные чувства.

 

 

18. Percival M. Symonds, The dynamics of human adjustment (New York, 1946).

 

 

19. Introductory lectures, стр. 406.

 

 

20. The problem of anxiety, стр. 98.

 

 

21. Introductory lectures, стр.408.

 

 

22. The problem of anxiety.

 

 

23. Ibid., стр. 75.

 

 

24. Ibid., стр. 99—100.

 

 

25. Ibid., стр. 105.

 

 

26. Ibid., стр. 123.

 

 

27. В концепции тревоги Фрейда большое место занимает кастрация и другие аспекты эдиповой ситуации. Это заставляет поставить следующий вопрос: нельзя ли предположить, что невротическая тревога кристаллизуется вокруг кастрации и эдиповой ситуации лишь в том случае, когда эдиповой ситуации предшествовало нарушение взаимоотношений ребенка с родителями? Можно рассмотреть для примера случай маленького Ганса. Не являются ли в его случае сами чувства ревности и ненависти к отцу проявлениями тревоги? Очевидно, что Ганс чрезвычайно привязан к матери, а любовь матери к отцу ставит под угрозу эту привязанность мальчика. Но не является ли сама привязанность Ганса к матери (которую по всей справедливости можно назвать чрезмерной) следствием тревоги? Вполне вероятно, что конфликт и тревога, приведшие к формированию данной фобии, проанализированной Фрейдом, связаны именно с амбивалентностью и ненавистью во взаимоотношениях мальчика с отцом. Но, я полагаю, сама амбивалентность и ненависть возникли лишь потому, что взаимоотношения Ганса с родителями уже были нарушены, именно отсюда возникает тревога и чрезмерная привязанность Ганса к матери. Не подлежит сомнению, что каждый ребенок в ходе индивидуации и движения к автономии сталкивается со своими родителями (об этом говорят Кьеркегор, Гольдштейн и др.). Но у нормального ребенка (чьи взаимоотношения с родителями относительно свободны от тревоги) подобные столкновения не приводят к формированию невротических защит и симптомов. Я полагаю, что эдипова ситуация или страх кастрации становятся проблемой — фокусом невротической тревоги — лишь в том случае, когда тревога уже раньше присутствовала в семейных взаимоотношениях.

 

 

28. О взаимосвязи опыта рождения и тревоги см. Symonds, op. cit.

 

 

29. См. D. M. Levy: “Самое значительное влияние на социальное поведение оказывает первый опыт социальных взаимоотношений — отношения с матерью”. Maternal overprotection, Psychiatry, 1, 561. Исследователи Гринкер и Спигель, в своих теоретических представлениях опиравшиеся на психоанализ, изучали тревогу у солдат — участников боевых действий. Они отмечают, что страх и тревога появляются у солдата лишь в том случае, когда опасность угрожает “тому, что он любит или высоко ценит, тому, что для него очень дорого”. Это может быть человек (сам солдат или кто-то, кого он любит) или какая-либо ценность, в том числе абстрактная идея. R. R. Grinker and S. P. Spiegel, Men under stress (Philadelphia, 1945), стр. 120. Я полагаю — и это соответствует представлениям Фрейда, — что первым человеком, обладавшим такой ценностью, является мать, и способность ценить другого человека или идею развивается на основании этого прототипа.

 

 

30. The problem of anxiety. стр. 100.

 

 

31. Я солидарен с теми критиками Фрейда, которые утверждают, что теория либидо опирается на методы мышления, свойственные естественным наукам (физика, химия) девятнадцатого столетия.

 

 

32. The problem of anxiety. стр. 86. Это положение важно для понимания функции симптома (см. главы 3 и 8).

 

 

33. Ibid., стр. 152.

 

 

34. Ibid., стр. 112. Некоторые интерпретаторы теории Фрейда все еще следуют его первоначальным представлениям. См. Healy, Bronner, and Browers: “Согласно современным представлениям, формирование симптома является защитой от тревоги или стремлением избежать тревоги” (The structure and meaning of psychoanalysis, стр. 411). Согласно моей точке зрения, изложенной в главе 3, симптом является защитой не от тревоги, но от ситуации, порождающей тревогу.

 

 

35. Топологические представления Фрейда затемняют смысл его теории. Так, например, Эго и Ид воспринимаются как некоторые — в буквальном смысле этого слова — географические части личности. В своей последней работе “Очерк психоанализа” (New York, 1969), представляя свою топологическую модель, Фрейд говорит о том, что Эго “образовалось из кортикального слоя Ид” (стр. 55), и пользуется такими выражениями, как “районы психики” или “наиболее удаленные части коры Эго”. Тенденция создавать географическую карту “функций Эго” напоминает мне попытки Декарта и других ученых семнадцатого столетия локализовать “душу” человека в шишковидной железе! Мы снова можем противопоставить Фрейду его же собственные слова о том, что важно лишь “психологическое понимание психологических фактов”.

9508421411343599.html
9508561398086937.html
9508701391937874.html
9508818577380223.html
9508920439926470.html